Preview

Анналы хирургической гепатологии

Расширенный поиск
Том 21, № 3 (2016)
Скачать выпуск PDF

ПОРТОВЕНОЗНАЯ ЭМБОЛИЗАЦИЯ В ХИРУРГИИ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ НОВООБРАЗОВАНИЙ ПЕЧЕНИ

12-19 76
Аннотация

Цель. Повышение эффективности предоперационной эмболизации воротной вены как метода  профилактики пострезекционной печеночной недостаточности после обширных резекций печени.
Материал и методы. В исследование включены 30 пациентов с изолированным опухолевым поражением печени, которым планировали обширную резекцию печени. Выполнено 33 процедуры предоперационной эмболизации воротной вены. В 23 наблюдениях выполнены механическая эмболизация и склерооблитерация правой ветви воротной вены, в 10 – масляная химиоэмболизация и механическая эмболизация правой ветви воротной вены. В 8 наблюдениях предоперационную эмболизацию воротной вены выполняли после масляной
химиоэмболизации печеночной артерии. Трем пациентам проведена повторная предоперационная эмболизация воротной вены в связи с недостаточной гипертрофией остающейся паренхимы печени.
Результаты. Планируемый пострезекционный объем паренхимы печени после предоперационной эмболизации воротной вены увеличился в среднем на 41%. В 5 наблюдениях отмечен недостаточный прирост объема паренхимы. Гипертрофия оказалась недостаточной ввиду частичной реканализации эмболизированных ветвей воротной вены, развития множественных внутрипеченочных портальных коллатералей (в 3 наблюдениях эмболизат – гемостатическая губка), цирроза печени и 2 линий химиотерапии в анамнезе (2 наблюдения). В 3 наблюдениях повторно выполнена предоперационная эмболизация воротной вены с использованием частиц PVA и склерооблитерацией пеной этоксисклерола. Достигнута необходимая гипертрофия. Обширную резекцию печени выполнили 24 пациентам. Летальный исход после операции наступил в 2 наблюдениях. Частота послеоперационных осложнений у пациентов с предоперационной эмболизацией воротной вены и без нее не отличалась.
Заключение. Предоперационная эмболизация воротной вены – миниинвазивный метод, позволяющий увеличить планируемый объем остаточной паренхимы печени и подготовить пациента к обширной ее резекции без увеличения частоты последующих осложнений. Улучшение результатов процедуры может быть достигнуто совершенствованием метода (эмболизация ветви IV сегмента, использование пенной склерооблитерации, сочетание механической окклюзии и химиоэмболизации, сочетание предоперационной эмболизации воротной вены и химиоэмболизации печеночной артерии). Повторные процедуры эмболизации при недостаточном увеличении планируемого пострезекционного объема паренхимы позволяют в ряде наблюдений добиться необходимой гипертрофии печени.

20-24 85
Аннотация

Цель работы. Повышение эффективности лечения пациентов со злокачественными опухолями печени.
Материал и методы. В 27 наблюдениях по поводу злокачественных опухолей печени выполнили предоперационную механическую эмболизацию воротной вены без предварительной химиоэмболизации печеночной артерии (группа 1), 42 пациентам (группа 2) перед предоперационной эмболизацией воротной вены выполняли от 1 до 6 процедур химиоэмболизации печеночной артерии. Всем больным после эмболизации воротной
вены была продолжена регионарная внутриартериальная противоопухолевая терапия вне зависимости от прогрессирования опухоли.
Результаты. У пациентов обеих групп предоперационная механическая эмболизация воротной вены привела к гипертрофии контрлатеральных отделов печени в среднем на 29,6%, до 30% от всего объема печени при нормальной функции органа и до 40% в более поздние сроки – при нарушенной. Всего было оперировано 38 (55%) пациентов: в группе 1 – 15 (55,6%), в группе 2 – 23 (55%). Среди 12 неоперированных больных из группы 1 внутрипеченочное опухолевое прогрессирование было отмечено у 5 (18,2%) пациентов в течение 38–231 сут. Из 19 неоперированных пациентов группы 2 у 5 (11,9%) за период 49–837 сут также отмечено прогрессирование опухоли.
Заключение. Механическая эмболизация воротной вены с предварительной химиоэмболизацией печеночной артерии является эффективной комбинацией неоадъювантной терапии при злокачественных новообразованиях печени. Это сочетание позволяет в течение более длительного периода ожидать необходимую гипертрофию предполагаемых к оставлению отделов печени после предоперационной механической эмболизации воротной вены с достаточно малым риском внутрипеченочного опухолевого прогрессирования у 11,9% пациентов по сравнению с 18,2% у больных без предварительной химиоэмболизации печеночной артерии.

25-33 68
Аннотация

Цель. Оценить эффективность современных методов стимуляции викарной гипертрофии остающейся после обширной резекции части печени и уменьшение риска послеоперационной печеночной недостаточности.
Материал и методы. Методы программированной стимуляции викарной гипертрофии печени применили 119 пациентам: лигирование и пересечение ветвей воротной вены – 76 (63,8%), рентгенэндоваскулярную эмболизацию ветвей воротной вены – 21 (17,6%), рентгенэндоваскулярную эмболизацию воротной вены с химиоэмболизацией печеночной артерии – 15 (12,7%), split in situ резекцию – 7 (5,9%). Измерение объема остающегося фрагмента печени осуществляли с помощью КТ, МРТ и (или) УЗИ до и через 2–4 нед после
окклюзии ветвей воротной вены.
Результаты. По данным КТ (МРТ) объем остающейся части печени увеличился на 28,4–48,7% (в среднем на 38,9 ± 5,5%). Оперировано 72 (60,5%) пациента: правосторонняя или расширенная правосторонняя гемигепатэктомия выполнена 49 (68%) пациентам, атипичная резекция печени – 21 (29,2%). Осложнения после резекции развились у 16 (22%) пациентов. Летальность от пострезекционной печеночной недостаточности составила 2,8%. Ввиду недостаточного прироста фрагмента печени, новых метастазов в печени или местного
рецидива опухоли резекцию печени не провели 47 (39,5%) больным.
Заключение. Предоперационная программированная стимуляция фрагмента печени является перспективной и позволяет увеличить число операбельных больных и уменьшить риск послеоперационной печеночной недостаточности. Хирургические и эндоваскулярные методы дооперационной стимуляции гипертрофии печени являются технически выполнимыми и безопасными.

34-46 84
Аннотация

Цель. На основании результатов КТ-волюметрии и клиренса индоцианина зеленого как факторов прогноза пострезекционной печеночной недостаточности уточнить показания к предоперационной эмболизации воротной вены.
Материал и методы. Анализировали результаты 179 резекций печени: 128 различных гемигепатэктомий и 51 секционэктомии. В 24 наблюдениях применяли предоперационную эмболизацию воротной вены. Для количественной оценки функции печени выполняли клиренс-тест с индоцианином зеленым. Определяли скорость плазменной элиминации и остаточную концентрацию на 15-й минуте. Для расчета планируемого пострезекционного объема печени использовали КТ-волюметрию. Степень тяжести пострезекционной печеночной недостаточности оценивали в соответствии с рекомендациями Международной исследовательской группы по хирургии печени (ISGLS) и с учетом критериев “50–50”.
Результаты. Частота пострезекционной печеночной недостаточности при обширных резекциях составила 42,5%: степень А – 38,7%; степень В – 41,9%, степень С – 19,4%. Планируемый пострезекционный объем как предиктор послеоперационной печеночной недостаточности характеризовался умеренной прогностической силой (с-statistic = 0,71, р = 0,04) с чувствительностью и специфичностью 84,6 и 61% соответственно. Показатели элиминации индоцианина зеленого были достоверно хуже у больных хроническим заболеваниями печени или после повторных курсов полихимиотерапии: скорость плазменной элиминации индоцианина зеленого составила 15,6%/мин по сравнению с 18,6%/мин (р = 0,004), остаточная концентрация индоцианина зеленого на 15-й минуте – 19,6% по сравнению с 6,1% (р = 0,003). Клиренс-тест с индоцианином зеленым характеризовался чувствительностью 92,3% и специфичностью 71,4% в определении функционального потенциала печени, а также превосходной прогностической силой (с-statistic = 0,82; р = 0,0001) в предопределении пострезекционной печеночно-клеточной недостаточности. Факторами риска печеночной недостаточности после обширных резекций признаны планируемый пострезекционный объем <372 см3/м2 и скорость плазменной элиминации индоцианина зеленого <10%/мин. Показанием к предоперационной эмболизации воротной вены является будущий фрагмент печени <372 см3/м2 при скорости элиминации индоцианина зеленого >15%/мин или скорость плазменной элиминации индоцианина зеленого >10%/мин, но менее 15%/мин при планируемом пострезекционном объеме <550 см3/м2. Применение этих критериев позволило уменьшить частоту пострезекционной печеночной недостаточности (25,6%) и исключить развитие ее тяжелых форм.

Заключение. Планируемый пострезекционный объем печени по данным КТ-волюметрии и параметры клиренс-теста с индоцианином зеленым являются высокочувствительными методами прогнозирования послеоперационной печеночно-клеточной недостаточности. Применение разработанного лечебно-диагностического алгоритма с уточненными показаниями к предоперационной эмболизации воротной вены позволяет уменьшить частоту пострезекционной печеночной недостаточности.

47-55 81
Аннотация

Цель. Анализ первого опыта различных хирургических методов профилактики пострезекционной печеночной недостаточности после обширной резекции печени при прогнозируемом малом объеме будущего фрагмента печени.
Материал и методы. Для профилактики пострезекционной печеночной недостаточности у 31 пациента с прогнозируемым малым будущим фрагментом печени применяли различные варианты двухэтапных вмешательств. Портовенозную эмболизацию с последующей обширной резекцией печени выполнили в 23 наблюдениях, ALPPS – в 1, миниинвазивные методы ALPPS с частичной радиочастотной деструкцией паренхимы печени в плоскости будущей резекции без разделения паренхимы (RALPPS) с портовенозной эмболизацией –
в 5, лигирование правой долевой воротной вены – в 2.
Результаты. При ALPPS прирост объема будущего фрагмента печени составил 71%, однако в связи с тяжелыми осложнениями и летальным исходом метод в дальнейшем не применяли. Сроки достижения гипертрофии будущего фрагмента печени после первого этапа RALPPS – 14 дней, после портовенозной эмболизации – 29 дней (p < 0,05). Средний прирост объема будущего фрагмента печени после RALPPS составил 66,3%, после портовенозной эмболизации – 27,2%. Прогрессирование заболевания после портовенозной эмболизации
отмечено у 7 (30%) пациентов, после RALPPS – у 2 (29%; p > 0,05). Прогрессирование не повлияло на выполнение второго этапа RALPPS (100%) в отличие от портовенозной эмболизации (70%). Печеночная недостаточность после обширной резекции печени по ISGLS развилась у 7 (26%) пациентов: после предшествующей портовенозной эмболизации – у 5 (22%) (степень А и В), после ALPPS – у 1 (степень С), после RALPPS – у 1 (14%) (степень В) (p > 0,05). Осложнения II–V степени (Clavien–Dindo) после резекции с предварительной портовенозной эмболизацией развились у 8 (35%) пациентов, после второго этапа RALPPS – у 2 (22%; p > 0,05).
Заключение. Миниинвазивные варианты ALPPS обладают меньшей травматичностью, сопоставимой с портовенозной эмболизацией и последующей резекцией, обеспечивают более быстрый и выраженный прирост объема будущего фрагмента печени по сравнению с традиционными двухэтапными вмешательствами

56-63 91
Аннотация

Цель. Оценить ближайшие и отдаленные результаты эмболизации воротной вены и ALPPS в профилактике пострезекционной печеночной недостаточности.
Материал и методы. С 2008 по 2016 г. выполнено 358 резекций печени. Обширная резекция (≥4 сегментов) выполнена у 132 (36,9%) больных. Холангиоцеллюлярная карцинома диагностирована у 48 (36,4%) пациентов, гепатоцеллюлярная карцинома – у 23 (17,4%), метастазы колоректального рака – у 19 (14,4%), паразитарные болезни печени (эхинококкоз, альвеококкоз) – у 31 (23,5%), другие заболевания – у 11 (8,3%). Сосудистая
резекция была выполнена 42 (31,8%) больным, резекция общего желчного и (или) общего печеночного протока – 76 (57,6%). Анализу подвергли группу пациентов, перенесших обширную резекцию печени: ALPPS – 6 наблюдений, двухэтапные резекции с эмболизацией воротной вены – 41 пациент (исследуемая группа), обширная резекция печени без эмболизации воротной вены – 85 пациентов (группа контроля). Показанием к дооперационной эмболизации воротной вены считали FLR/SLV < 31%. Частоту пострезекционной печеночной недостаточности оценивали по критериям ISGLS.
Результаты. Эмболизация воротной вены была эффективна у 41 (66,1%) пациента, относительный прирост остаточного объема печеночной ткани составил 52% (33,3; 61), средний срок – 5 (4,0; 6,5) нед. По результатам ALPPS в срок 11 (7; 17) дней удалось добиться относительного увеличения FLR на 70% (60; 77), в 1 наблюдении эффективного прироста не было (FLR 30% за 24 дня). После обширной резекции печени клинически
значимая (степень B и C) печеночная недостаточность развилась у 66 (50%) пациентов, инфекционные осложнения – у 39 (29,5%), билиарные осложнения – у 29 (21,9%), кровотечение (степень C по ISGLS) – у 5 (3,8%). Госпитальная летальность составила 8,3%. Применение эмболизации воротной вены позволило уменьшить частоту пострезекционной печеночной недостаточности степени C (7,3 и 20%; р = 0,07).
Заключение. Двухэтапный подход к резекции печени с эмболизацией или лигированием воротной вены на первом этапе позволяет уменьшить частоту пострезекционной печеночной недостаточности. Для определенной группы пациентов ALPPS является единственным способом, позволяющим выполнить радикальную операцию и сохранить необходимый объем печеночной паренхимы, но с непредсказуемыми отдаленными результатами.

ПЕЧЕНЬ

64-69 68
Аннотация

Цель. Определить эффективность основных методик магнитно-резонансной томографии в дифференциальной диагностике очаговых новообразований печени.
Материал и методы. Обследовано 256 пациентов, у которых обнаружили 414 новообразований печени. Сканирование выполняли на высокопольных томографах Magnetom Symphony и Magnetom Sonata (Siemens) 1,5 Тл.
Результаты. Эффективность традиционного исследования без применения контрастных препаратов невысока, эффективность построенной математической модели 58%. Основа дифференциальной диагностики большинства нозологических форм – динамическое контрастное усиление, эффективность модели 67%. Наибольшими возможностями обладает исследование с применением гепатотропного контрастного препарата, эффектив-
ность модели 80%. Магнитно-резонансная диффузия – эффективный способ отображения очаговых поражений печени, однако его возможности в дифференциальной диагностике ограниченны.
Заключение. Магнитно-резонансная томография является эффективным методом выявления и дифференциальной диагностики очаговых поражений печени

70-74 59
Аннотация

Цель. Разработать новый способ прогнозирования пострезекционной печеночной недостаточности до и в ранние сроки после операции.
Материал и методы. На основании опыта 286 больших резекций печени был определен диагностически значимый набор показателей для определения вероятности развития пострезекционной печеночной недостаточности. С учетом вычисленной значимости каждого из показателей создана прогностическая многофакторная балльная шкала. Для оценки результата прогнозирования использовали определение пострезекционной пече-
ночной недостаточности и ее классов, принятое Международной исследовательской группой по хирургии печени (International Study Group of Liver Surgery).
Результаты. Получена формула для расчета вероятности развития печеночной недостаточности после резекции печени. В зависимости от значений вычисленного критерия определена вероятность развития различных классов печеночной недостаточности.
Заключение. Создание многофакторных моделирующих систем является перспективным для определения прогноза пострезекционной печеночной недостаточности, позволяющим определить тактику лечения конкретного больного

ПОДЖЕЛУДОЧНАЯ ЖЕЛЕЗА

75-82 64
Аннотация

Цель. Сравнить результаты поперечной и срединной лапаротомии в лечении инфицированного панкреонекроза, оценить безопасность и адекватность дренирования из поперечного доступа.
Материал и методы. Анализировали результаты лечения 47 больных инфицированным панкреонекрозом. В 13 наблюдениях выполнили поперечную лапаротомию (1-я группа), в 34 – срединную лапаротомию (2-я группа). В группе 1 сшивали передний и задний листки влагалищ прямых мышц живота обоих краев поперечного разреза. Оментобурсостому формировали подшиванием рассеченной желудочно-ободочной связки к краям сшитых влагалищ прямых мышц. Сравнивали интраоперационную кровопотерю, послеопера-
ционные осложнения, сроки пребывания в палате интенсивной терапии и в стационаре после операции, летальность.
Результаты. Всем пациентам выполнена некрсеквестрэктомия. В 1-й группе в 12 (92,3%) наблюдениях сформирована оментобурсостома, во 2-й группе – в 22 (64,7%); у 12 (35,3%) больных 2-й группы оментобурсостому не формировали. Кровопотеря во время операции была меньше в 1-й группе – 178,0 ± 31,2 мл по сравнению с 317,1 ± 38,7 мл во 2-й группе (p < 0,05). Гнойные осложнения вне зоны операции развивались достоверно реже в 1-й группе (7,7% и 41,2% соответственно; p < 0,05). Частота формирования панкреатических и желчных свищей – 1 (7,7%) и 13 (38,3%) соответственно (p < 0,05). Продолжительность пребывания в палате интенсивной терапии составила 5,2 ± 1,6 и 11,4 ± 1,8 дня соответственно (p < 0,05). Умерли 2 (15,4%) больных в 1-й группе и 12 (35,2%) во 2-й группе.
Заключение. Некрсеквестрэктомия при инфицированном панкреонекрозе, выполненная из поперечной лапаротомии, сопровождается меньшей кровопотерей, меньшим числом осложнений и позволяет адекватно выполнить дренирование, что уменьшает сроки пребывания в палате интенсивной терапии

83-91 80
Аннотация

Цель. Изучить патогенез кистозно-воспалительной трансформации стенки двенадцатиперстной кишки при хроническом панкреатите, описываемой как “дуоденальная дистрофия”, и оптимизировать диагностику и хирургическое лечение.
Материал и методы. Обследовано 532 больных хроническим панкреатитом с 2004 по 2016 г. Дуоденальная дистрофия была диагностирована у 82 (15,4%) больных. Диагноз установлен по данным УЗИ, КТ, МРТ и эндоУЗИ. Оперировано 74 пациента после консервативного лечения с медианой продолжительности 2 года. Панкреатодуоденальная резекция выполнена 34 больным, органосохраняющие операции – 35 больным: различные варианты резекции двенадцатиперстной кишки – 21 пациенту, резекция головки поджелудочной
железы в различных модификациях – 15. Паллиативные операции выполнены 4 больным. Диагноз хронического панкреатита и дуоденальной дистрофии верифицирован морфологическим исследованием операционного материала. Не оперированы и находятся под наблюдением 8 больных. Отдаленные результаты лечения изучены у 47 человек, медиана наблюдения составила 49,9 мес.
Результаты. При гистологическом исследовании дуоденальная дистрофия в 69,9% наблюдений ассоциирована с бороздчатым панкреатитом, эктопия ткани поджелудочной железы выявлена в 30,1% наблюдений. Дуоденальная дистрофия сочеталась с хроническим панкреатитом в 92,6% наблюдений. Клинические проявления дуоденальной дистрофии не зависели от причины ее развития и манифестировали симптомокомплексом хронического панкреатита: боль отмечена у 98,8% больных, потеря массы тела – у 61,7%, нарушения
проходимости двенадцатиперстной кишки – у 35,8%, билиарная гипертензия – у 34,6% больных. Осложнения развились у 26 (35,6%) оперированных пациентов: после панкреатодуоденальной резекции – у 29,4% пациентов, после резекции двенадцатиперстной кишки – у 66,7% (1 летальный исход). Общая послеоперационная
летальность составила 1,37%. При оценке отдаленных результатов полное исчезновение симптоматики отмечено у 66% больных, значительное улучшение – у 32%, отсутствие эффекта – у 2%. Заключение. В большинстве наблюдений дуоденальная дистрофия ассоциирована с бороздчатым панкреатитом, реже – с эктопией ткани поджелудочной железы в стенку двенадцатиперстной кишки. В подавляющем большинстве наблюдений дуоденальная дистрофия развивается у больных хроническим панкреатитом. Лечение больных хроническим панкреатитом и дуоденальной дистрофией следует начинать с консервативной терапии. Хирургическое лечение показано при сохраняющейся боли и осложнениях хронического панкреатита, нарушении проходимости двенадцатиперстной кишки. Операциями выбора являются панкреатодуоденальная резекция, резекция головки поджелудочной железы.

ЖЕЛЧНЫЕ ПУТИ

92-100 76
Аннотация

Цель. Изучение результатов хирургического лечения при внутренних свищах желчных протоков.
Материал и методы. С 2000 по 2015 г. наблюдали 59 пациентов с внутренними свищами билиарного тракта: 36 пациентов с синдромом Мириззи, 23 – с билиодигестивными свищами.
Результаты. Синдром Мириззи I типа выявлен у 22 пациентов, II типа – у 12. В 9 наблюдениях выполнена лапароскопическая холецистэктомия (при I типе), в 25 – гепатикоеюностомия на петле тощей кишки, выделенной по Ру, в 4 – холедоходуоденоанастомоз. Из 23 пациентов с билиодигестивными свищами основным
вариантом операции была ликвидация свища с пластикой полого органа, в 6 наблюдениях – билиодигестивный анастомоз. Трем пациентам оперативного лечения не потребовалось ввиду спонтанной реканализации свища.
Заключение. Синдром Мириззи и билиодигестивные свищи являются редким и сложным заболеванием, сопровождающимся трудной ранней диагностикой. Хирургическая тактика в основном должна сводиться к выполнению реконструктивной операции.

101-105 67
Аннотация

Цель. Улучшить результаты миниинвазивного лечения холедохолитиаза антеградными эндобилиарными вмешательствами чреcпузырным доступом.
Материал и методы. Рентгенхирургический доступ в желчные протоки через пузырный проток был успешно осуществлен у 36 (70,6%) пациентов. Предварительно выполняли антеградную контактную литотрипсию и литэкстракцию для купирования острого обструктивного холецистита у пациентов с высокой степенью операционно-анестезиологического риска. Для катетеризации пузырного протока последовательно использовали различные манипуляционные ангиографические катетеры (5 Fr) и гидрофильные проводники (0,018'', 0,025'', 0,035''). Оптимальным для последующих манипуляций на общем желчном протоке считали интубацию пузырного протока соразмерным интродьюсером с рентгенконтрастной меткой.
Результаты. После трансвезикальной катетеризации общего желчного протока в 12 наблюдениях транспапиллярно были проведены наружновнутренний дренаж или направляющая струна для эндоскопической папиллотомии. В 24 наблюдениях выполнены антеградная дилатация большого сосочка двенадцатиперстной кишки баллонным катетером, дислокация фрагментов конкрементов и желчного сладжа в двенадцатиперстную
кишку, а также антеградная баллонная ревизия дистального отдела общего желчного протока. Осложнений манипуляций не было.
Заключение. Трансвезикальный рентгенхирургический доступ в магистральные желчные протоки может с успехом использоваться как элемент технологии “рандеву” для антеградного транспапиллярного проведения проводника с последующим выполнением традиционного эндоскопического пособия. Метод позволяет осуществить баллонную дилатацию большого сосочка двенадцатиперстной кишки, наружновнутреннее
дрени рование общего желчного протока, а также дислокацию конкрементов общего желчного протока в двенадцатиперстную кишку в клинически сложных ситуациях

106-118 120
Аннотация

Цель: изучить влияние внутрипротоковой фотодинамической терапии на продолжительность и качество жизни неоперабельных больных воротной холангиокарциномой (опухолью Клацкина).
Материал и методы. В 2008–2015 гг. проведено 118 сеансов (от 1 до 10, медиана 2,0) внутрипротоковой фотодинамической терапии 39 больным опухолью Клацкина (тип IV по Bismuth) 34–75 лет, не подлежащих хирургическому лечению. У всех больных было от 1 до 4 чрескожных чреспеченочных холангиостомических дренажей. Использовали фотосенсибилизаторы второго поколения (радахлорин, фотолон, фотодитазин), вводимые
за 2–4 ч до воздействия лазером. Пошаговое облучение пораженных протоков осуществляли с помощью введен ного под рентгентелевизионным контролем гибкого световода по разработанному в клинике оригинальному методу. Лазерное облучение проводили в импульсном режиме, дозу облучения подбирали индивидуально в зависимости от объема поражения протоков. Диагностику опухоли и динамический контроль осуществляли с помощью морфологического исследования, холангиографии и МРТ.
Результаты. Срок наблюдения составил 2–47 мес. Послеоперационной летальности не было. У 3 пациентов развились осложнения, потребовавшие миниинвазивных вмешательств, – абсцессы печени (n = 1) и эмпиема желчного пузыря (n = 2). Внутрипротоковая фотодинамическая терапия позволила уменьшить частоту обострений холангита и улучшить качество жизни. Медиана выживаемости составила 16 мес (2–47 мес) от первого сеанса внутрипротоковой фотодинамической терапии и 31 мес (5–69 мес) со времени установления
диаг ноза. Одно-, двух-, трех, четырех-, пятилетняя актуриальная выживаемость от момента установления диагноза составила 88, 68, 39, 14,8 и 5%.
Заключение. Внутрипротоковая фотодинамическая терапия представляется перспективным способом увеличения продолжительности и улучшения качества жизни неоперабельных больных.

КЛИНИЧЕСКОЕ НАБЛЮДЕНИЕ

119-123 60
Аннотация

Описано клиническое наблюдение длительного течения желчнокаменной болезни у пожилого пациента, приведшее к острому калькулезному холециститу, осложненному синдромом Мириззи I типа, аррозивным кровотечением из пузырной артерии, гемобилией и последовавшим вторичным блоком оттока желчи. Изучен соответствующий материал в базах данных PubMed, Google Scholar и Cochrane Database. Приведены краткий обзор и анализ литературы.

ХРОНИКА

124-125 12
Аннотация

Отчет о научно-практической конференции "Портоэмболизация, лигирование воротной
вены, ALPPS. За и против” Резолюция конференции 20 ноября 2015 года, Московский клинический научный центр

РЕФЕРАТЫ ИНОСТРАННЫХ ЖУРНАЛОВ

ЮБИЛЕЙ



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1995-5464 (Print)
ISSN 2408-9524 (Online)